Сертификация FSC: мифы и правда

Сертификация FSC: мифы и правда

Среди основных задач Лесного попечительского совета — распространение ответственного управление лесными фондами. Сертификацией FSC уже более двадцати лет эффективно используется десятки стран по всему миру. На сегодняшний день на территории 84 государств сертифицировано 200 млн га леса; из них — 46,8 млн га в нашей стране. Для российских лесозаготовительных и лесоперерабатывающих предприятий сертификация позволяет выйти на выгодные международные рынки, а для потребителей становится знаком ответственного использования леса. FSC способствует предотвращению незаконных вырубок и привлекает в Россию серьезных инвесторов.

Но несмотря на уже доказанные практикой выгоды и признание в большинстве стран, до сих пор про добровольную сертификацию FSC распространяется ложная информация. Надо отметить, что такая информация появляется даже на авторитетных интернет-площадках.

В этом материале мы постараемся проанализировать самые распространенные мифы и опровергнуть их.

Миф №1. Отечественным предприятиям навязывают сертификацию, чтобы в будущем манипулировать ими и вводить против них санкции.

Добровольная сертификация FSC никогда не была и не будет политическим проектом. Ее можно назвать пространством для диалога между предприятиями лесной отрасли и организациями, заботящимися о сохранности лесных фондов. Их совместная работа приводит к появлению регламентов и норм, по которым компании осуществляют свою деятельность в лесу.

Манипулировать сертификацией не получится, так как FSC International и FSC Russia ее не проводят. Сертификаты выдает независимая организация, аккредитованная в международном центре. Если в ходе работы таких организаций будут выявлены какие-либо нарушения, а сами организации попытаются повлиять на деятельность сертифицированных предприятий, они просто потеряют аккредитацию и, соответственно, свой бизнес.

Отечественная лесопромышленная отрасль отличается высокой конкурентной борьбой за выход на перспективные рынки, так как 90% продукции идет на экспорт. Большая часть экспортируемой древесины уходит на экологические рынки, например, в Японию и некоторые страны Западной Европы. Стремительно развивающееся направление биотоплива стало возможностью для российских компаний получить дополнительную прибыль. Но для этого требуется наличие сертификата SBP. Получить его отечественные предприятия могут, изначально получив сертификат FSC.

В 2019 году объемы сертифицированной продукции FSC на российском рынке оценивалось цифрой в 50 млн м3. Из них 30% шло на экспорт. В 2020 году прогнозируется рост этих показателей. Развитие FSC в нашей стране опирается на международный спрос, удовлетворить который способны наши предприятия лесной отрасли.

Но есть и страны, потребляющие древесину любого качества и происхождения. Китай занимает здесь первую строчку. Из-за отсутствия требований по сертификации в Поднебесную ежегодно экспортируются миллионы кубометров древесины. И если отказаться от FSC, в нашей стране начнется настоящее истребление лесного фонда.

Миф №2. Управление FSC происходит из-за рубежа, отечественные предприятия на принятие решений влиять не могут.

Вопреки этому популярном мифу, это система международного уровня. Каждое предприятие, проходящее сертификацию, получает статус международного члена. Управление осуществляется Генеральной ассамблеей FSC, на совещаниях которой голосованием принимаются и отклоняются решения. Практически любая организация, за исключением государственных учреждений, может стать членом FSC и принимать участие в голосованиях. В Правлении же может быть избран любой член Генеральной ассамблеи.

Впервые о FSC стали говорить в Канаде, сама система сформировалась на территории Мексики, а штаб основали в Германии. В высшем руководстве находятся датчанин, американец и швед. Членами Правления являются канадец, уругваец, индиец и граждане других государств.

Сейчас в FSC более 1000 членов (физических лиц и компаний), из которых 18 представителей России. Причем некоторые из них — это крупнейшие предприятия лесной отрасли. Четырнадцать из восемнадцати российских представителей участвовали в одном из крупнейших собраний Генеральной ассамблеи, состоявшейся в 2017 году, на котором присутствовало 700 членов FSC.

Российское присутствие в международной системе сертификации велико — четверть всех сертификатов, выданных FSC, приходится именно на Россию.

Один из главных источников дохода Генеральной ассамблеи — членские взносы российских представителей. Из международного центра средства переходят в представительство России, основными задачами которого являются продвижение системы сертификации, разработкой норм и стандартов, информированием предприятий об изменениях в регламенте и пр.

Поэтому можно с уверенностью сказать, что FSC функционирует на российские деньги и при поддержке отечественных предприятий.

Миф №3. Сертифицированные предприятия приобретают не сертифицированный лес и выдают его за сертифицированную продукцию.

В покупке предприятиями, имеющих сертификат FSC, не сертифицированной древесины нет ничего противозаконного. Данный механизм работает с 1997 года. Во время операции купли-продажи в сертификате осуществляется соответствующая запись, а сам покупатель должен проконтролировать, чтобы покупаемый лес не оказался неприемлемый для FSC, то есть древесина была заготовлена легальным путем, во время лесозаготовительных мероприятий не были уничтожены ценные природные ресурсы, работы проходили с соблюдением гражданских и традиционных прав, не было перевода лесных территорий в не лесные, продукция не была генетически модифицирована.

Данная древесина, при соблюдении всех вышеописанных требований, может использоваться в системе FSC. Здесь ее именуют «FSC-контролируемой древесиной». Однако на такую продукцию нельзя наносить этикетку FSC, а ее содержание в общем объеме сертифицированного леса не должно быть выше отметки в 30%.

В случае выявления при ежегодном аудите обмана или подлога, всю партию отзывают, а компания, нарушавшая эти требования, может потерять сертификат.

Миф №4. Сертификат FSC не обеспечивает дополнительную защиту коренным народам страны в области сохранения лесных фондов, являющихся культурно-религиозным достоянием, местом промысла и заготовки дров.

Анализ российского законодательства выявил несовершенство в области прав граждан на участие в управление лесным фондом. Все описанные на федеральном уровне права носят декларативный характер и практической пользы не имеют, поэтому участие обычных граждан в управлении лесами сводится к нулю. Например, при рассмотрении новых проектов в лесопромышленной отрасли общественные слушания не проводятся. В большинстве случаев, население даже не имеет представления о проводящихся лесозаготовках, лесовосстановительных мероприятиях и иных работ, связанных с лесным фондом. Поэтому часто леса, которые имеют особую ценность для отдельных коренных народов или местного населения, полностью уничтожаются.

Один из самых громких случаев игнорирования народных традиций произошел в 2018 году. Лесные вырубки в Эхирит-Булагатском районе привели к высыханию священных источников. Подверглись вырубке и экспорту в Китай сакральные лиственницы.

В соответствие с сертификаций FSC, все предприятия, получившие сертификат, обязаны при планировании лесозаготовительных работ уведомлять о них местное и коренное население, собирая и учитывая данные о священных местах, местах сбора природных ресурсов и охоты.

Миф №5. Сертификация FSC – дорогостоящее мероприятие; представители малого и среднего бизнеса не могут себе позволить получить сертификат.

С какой-то стороны сертификацию можно назвать дорогой. Но не потому, что за сам сертификат необходимо отдать большую сумму денег, а лишь по той причине, что деятельность компании придется привести в соответствии с существующими нормами и регламентами, разработать внутренние стандарты, обеспечить каждого работника средствами защиты и обеспечить «белую» заработную плату.

Сертификация подтверждает, что предприятие выполняет все международные требования в области управления.

Исследования доказывают, что такая модернизация оказывается по-настоящему дорогостоящей для отечественных представителей малого и среднего бизнеса.

Среди дополнительных трат можно отметить регулярный аудит компаниями по сертификации (обычно проводится один раз в пять лет) и ежегодный членский взнос FSC.

Миф №6. Потребители иностранной продукции не могут требовать от зарубежных предприятий сертификат FSC, что делает международную конкуренцию несправедливой.

На самом деле никто не мешает российским потребителям, а также торговым компаниям потребовать от иностранных партнеров сертификат FSC. Правда заключается в том, что Россия является экспортером лесной продукции, на территорию нашей страны такая продукция ввозится крайне редко, поэтому чаще сертификат требуют у нас, чем мы у них. В этом есть положительный момент, ведь это способствует улучшению управления лесами и косвенным способом положительным образом отражается на жизни населения, существование которого напрямую зависит от лесных насаждений.

Миф №7. Запрет лесозаготовительных мероприятий в малонарушенных сертифицированных лесах вводится только для России.

Сегодня уже невозможно найти лесные экосистемы, не измененные антропогенной деятельностью человека. К лесным насаждением минимально затронутым человеком относятся малонарушенные лесные территории (МЛТ). Впервые о необходимости создать карту неосвоенных лесных территорий задумались в 1997 году в Институте мировых ресурсов. Позже появились методики выделения нетронутых участков диких лесов, получивших названием МЛТ. В работу по определению малонарушенных лесов с помощью космических фотоснимков и наземной работы оказались приобщенными большое количество крупных международных организаций. Россия стала первым государством, в котором начались работы по составлению карт МЛТ — случилось это в 2000 году, а в 2006 году эти работы были полностью завершены. В итоге картографических мероприятий было выявлено 50 000 га, нетронутых цивилизацией, на которых отсутствуют постоянные населенные пункты, не проводятся работы и отсутствуют какие-либо коммуникации.

Охрана МЛТ — одна из самых главных задач Российской Федерации по выполнению конвенции ООН о сохранении биологического разнообразия на планете. Планируется, что в 2020 году площадь охраняемых лесных насаждений достигнет 17% от общего объема лесного фонда в России.

Правительство нашей страны понимает важность МЛТ в составе лесного фонда, годного для лесопользования, поэтому в тексте Положения №1724-р от 26 сентября 2013 года говорится, что во время решения вопросов сохранения потенциала лесного фонда требуется соблюдать меры по охране биологического и ландшафтного разнообразия лесов, формировать базу лесного фонда, запрещенного к хозяйственному освоению.

Миф №8. МЛТ — такие же леса, как и все остальные. Они являются разносчиками вредителей и повышают риск возникновения лесных пожаров. Их сохранение — желание иностранных конкурентов замедлить темы развития лесной отрасли России.

Малонарушенные леса отличаются несколькими характеристиками, делающими их уникальными объектами, требующие серьезной охраны.

Первое — нетронутость человеком, что позволяет говорить о МЛТ, как о эталоне дикой природы, сохранившемся с доисторических времен. Особую ценность для биологов и других специалистов представляют малонарушенные леса, расположенные в бассейнах рек и других водных объектов, где сохраняются первоначальные ландшафты, флора и фауна. Восстановление таких экосистем после вырубок занимает ни одно столетие и зачастую процесс регенерации происходит не полностью — даже спустя сто-двести лет остаются видны следы антропогенного вмешательства.

Второе — большие по площади территории МЛТ повышают способность леса противостоять природным катаклизмам. Естественные процессы внутри малонарушенных лесов сохраняют биологическое разнообразие без вмешательства человека. Они необходимы, чтобы обеспечить выживание популяций отдельных животных, для которых обширные пространства — один из ключевых критериев сохранения вида.

Третье — МЛТ сочетает в себе несколько уникальных экосистемных функций. Значительная часть лесов произрастает в регионах вечной мерзлоты, отличается малой продуктивностью, поэтому с экономической точки зрения они не пригодны для лесозаготовки. При этом огромные лесные площади сказываются на круговороте воды в Евразии, сказываясь на формировании климатических условий в отдельных регионах.

Миф №9. Отказ от сертификации FSC принесет России только пользу

На данный момент объем производства сертифицированной продукции в России оценивается в 50 млн м3. Как уже говорилось, 30% от этого объема идет на экспорт.

Отказ от сертификации не позволит отечественным предприятиям выходить на выгодные рынки сбыта, так как сейчас 90% экспортируемого леса идет в страны Западной Европы и Японии, считающимися экологическими рынками и требующими от импортеров сертификации FSC.

Рынок биологического топлива также обратил свой взгляд на отечественную продукцию, но и там требуется сертификат SBP, который невозможно получить без прохождения сертификации по FSC.

Поэтому все предположения о том, что мир не обойдется без российского леса, беспочвенны. В 2007 году правительство повысило таможенные пошлины, считая, что это увеличит объемы деревообработки, но в итоге поднялись только цены на российскую древесину и понизилась конкурентоспособность отечественных компаний на мировых рынках, где они были практически вытеснены предприятиями Северной Америки. Китай стал покупать лес у Новой Зеландии. Ожидания, что снижение объемов экспорта компенсируется приходом в Россию новых инвесторов, не оправдались.

Данный сценарий может ожидать всю лесную отрасль, если наше государство решит полностью отказаться от добровольной лесной сертификации FSC.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 1 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
формат как формат
формат как формат
29 дней назад

Не буду подвергать критике чувственное восприятие и художественное изложение, но полно чисто фактических косяков